Подруга осталась без работы в США. Рассказала, как живут россияне на карантине

По данным ВОЗ на 17 апреля, в мире заражено коронавирусом более 1,9 миллиона человек. Самое большое количество заболевших зафиксировано в США, более 604 тысяч человек.

12 апреля президент США впервые в истории страны утвердил декларацию о масштабном бедствии из-за пандемии COVID-19 во всех 50 штатах.

Россияне, живущие в Чикаго и Сиэтле, рассказали Москве 24 о том, как проходит карантин в самой зараженной стране мира.

Жизнь изменилась

предоставлено героиней материала

Яна переехала в Чикаго из России два года назад, за этот период ее жизнь уже успела серьезно поменяться два раза. Сначала пришлось адаптироваться к жизни в новой стране, теперь – привыкать к условиям карантина из-за коронавируса.

“Первые две недели после объявления карантина в Чикаго была паника, – рассказывает Яна. – Все были немного запуганные, в магазинах раскупили рис, макароны, картошку и замороженные продукты.

Первое время мы заказывали еду из магазина с доставкой на дом. Но этот сервис стал таким популярным, что при заказе просто не было окон для доставки.

Поэтому ходим, как и раньше, в магазин, только продукты стали более тщательно обрабатывать”.

Яна с мужем большую часть времени проводят дома, стараются сократить контакты и держать дистанцию с людьми. Хотя в самих супермаркетах тоже соблюдаются санитарные меры безопасности: продуктовые корзины обрабатывают антисептиком, для посетителей есть автоматы с влажными салфетками. Кассиры носят маски и перчатки по желанию.

Жизнь изменилась, но не кардинально, у нас не самый строгий карантин. Тем не менее большинство носит маски и строго соблюдает дистанцию. Некоторые даже переходят на другую сторону дороги, чтобы не пересекаться друг с другом.

предоставлено героиней материала

Яна отмечает, что за последний месяц в США резко вырос уровень безработицы. “У многих пропала работа, кто-то ушел в онлайн и работает из дома. Потому что все офисы, непродуктовые магазины, рестораны, кафе – все закрыто! Работать могут только люди из необходимых для жизни сфер: медицина, строительство, продукты, транспорт, энергия, финансы”, – говорит девушка.

Власти США стали перечислять американцам единовременные выплаты для поддержки в период пандемии. “Сейчас уже начали приходить чеки на сумму 1 200 долларов на каждого взрослого члена семьи и 500 долларов на детей. Для Америки это небольшая сумма, но для многих будет спасением”, – полагает Яна.

Cейчас в Чикаго закрыты все парки и набережные во избежание скопления большого количества людей. Там патрулирует полиция и выписывает штрафы нарушителям. Но в целом в последнее время тревога у населения заметно спала, говорит Яна. Больше людей выходят на улицу, гуляют с собаками, занимаются спортом и ходят в супермаркеты. А заболевших лечат бесплатно даже при отсутствии страховки.

Люди не теряют оптимизм

предоставлено героиней материала

Москвичка Ксения последние полтора года живет в Сиэтле. Именно в этом городе в штате Вашингтон был зафиксирован первый случай заражения COVID-19 в США. Ксения и до пандемии работала онлайн, вела блог об английском языке, поэтому с введением особого режима в стране ее образ жизни не сильно изменился.

По словам девушки, в первые недели карантина местные жители скупали туалетную бумагу и продукты с долгим сроком хранения, поэтому полки в магазинах были полупустые.

При этом продавцы в магазинах говорят, что дефицита с продуктами нет, их привозят каждое утро, просто покупатели все быстро разбирают. “В целом проблем с продуктами нет. В магазинах люди носят маски, банданы или тряпичные повязки, все соблюдают дистанцию согласно разметке на полу”, – отмечает Ксения.

“У нас еще до объявления карантина общественные заведения были полупустые: многие решили не подвергать себя риску. Крупные IT компании, например Microsoft, Amazon, еще до объявления карантина перевели многих сотрудников на удаленную работу”, – рассказывает девушка.

предоставлено героиней материала

Люди поддерживают друг друга плакатами в окнах, баннерами. В целом обстановка хорошая, в нашем штате замедлился темп заражения – это хорошие новости.

Многие в Сиэтле выходят на пробежки или прогуливаются по набережной, но строго соблюдают дистанцию. Ксения даже переходит на газон, если видит человека, идущего навстречу.

Все заведения в городе, кроме аптек и супермаркетов, пока закрыты. Пляж и спортивные площадки обтянуты желтой лентой.

Но люди не теряют оптимизма и надеются на то, что пандемия скоро пройдет и они снова смогут вернуться к обычному образу жизни.

По данным ВОЗ на 17 апреля, помимо большого количества зараженных в США (более 604 тысяч человек), много инфицированных коронавирусом выявлено также в Испании (свыше 177 тысяч), Италии (более 165 тысяч), Германии (свыше 130 тысяч), Франции (около 105 тысяч), Великобритании (около 98 тысяч), Китае (порядка 83,7 тысячи), Иране (свыше 77 тысяч) и Турции (более 69 тысяч). По всему миру скончались порядка 131 тысячи человек.

Анастасия Силенок, Наталья Лоскутникова

Источник: https://www.m24.ru/articles/obshchestvo/17042020/156630

«Америка отрезвляет: нужно работать без устали и отпуска» Россияне, выигравшие грин-карту, — о том, как переезд в США изменил их жизнь — Meduza

Подруга осталась без работы в США. Рассказала, как живут россияне на карантине

Президент США Дональд Трамп собирается ужесточить действующее законодательство для мигрантов — отменить программу «Визы для иностранцев разных национальностей».

Ежегодно в лотерее, где разыгрывался вид на жительство в Соединенных Штатах, победителями становились 50 тысяч человек из разных стран.

«Медуза» поговорила с россиянами, выигравшими грин-карту, — о том, чувствуют ли они себя выигравшими после переезда и жизни в США.

Кирилл, 38 лет

фотограф, три года прожил в Сан-Франциско

Я вырос на американских фильмах и музыке и всегда хотел поехать в Штаты — ощутить ту атмосферу. В 2008 году знакомый, живущий в Америке, дал ссылку на лотерею и сказал — попробуй. Я все внимательно прочел и заполнил, а в марте 2009 года узнал, что выиграл.

Отправил нужные документы из Хабаровска в Москву и стал ждать — ответа не было до осени, а в октябре, когда пришел поинтересоваться в консульский центр, выяснилось, что собеседование мне было назначено на 1 сентября. Письмо, видимо, потерялось в пути.

Я подумал, что шанс упущен, но в марте 2010-го мне позвонили из консульства в Москве и спросили, хочу ли я все еще получить грин-карту. Я сказал, что хочу. В июле прошел собеседование — и в сентябре 2010-го улетел в Сан-Франциско.

Уезжал в депрессии, возникшей в силу личных обстоятельств. В Штатах к ней добавилась еще и иммигрантская депрессия — по слухам, взрослые люди, у которых происходит смена всего в жизни, страдают от нее один-два года.

Я был один, без работы, за много миль от кого-либо и чего-либо знакомого. Ментальность людей оказалась другой, элементарные нормы общения — иными, даже то, как пользоваться транспортом, пришлось изучать методом тыка.

Я не мог найти работу — а из-за депрессии не очень активно ее искал. Сдавал свою квартиру в России. В то время этого хватало, чтобы снимать комнату в Сан-Франциско, иногда продавал свои рисунки и фото и перепродавал фототехнику. Пару раз снимал свадьбы.

Долгое время не мог завести знакомств ни с кем — с парой-тройкой русских знакомых перестал общаться почти сразу. Причиной была все та же депрессия, а с другими русскими почти не пересекался, так как у нас не нашлось общих интересов. Меня спасала фотография. Я просто ходил и фотографировал все подряд, все, что было интересно.

Нормально ощущать себя в Сан-Франциско я стал только через полтора года. У меня появилось несколько друзей, американцев и бразильцев. Я ходил на бесплатные лекции, в музеи, галереи, занимался саморазвитием как художник и как фотограф.

А потом уехал в Хабаровск по семейным обстоятельствам — маме нужна была операция. Приехал ее поддержать, думал, что на полгода, может на год. Операция прошла неудачно. Мамы не стало. Я вскоре сам заболел. Доллар стал стоить не 30 рублей, как раньше, а 60.

Карта у меня есть до сих пор, но я не пытался больше вернуться в Штаты.

Наталья Артемова, 41 год

создательница мягких игрушек, два года живет в Цинциннати

Мы с мужем и так собирались эмигрировать, определились со страной и прикидывали варианты, по какой визе уезжать — рабочей или учебной. И тут мне попался в ЖЖ на глаза пост девушки, выигравшей в лотерею. Зная свою способность изредка оказываться в нужное время в нужном месте, я решила, что лотерея — тоже хороший вариант.

Дождалась ближайшего октября — и отправила первые заявки на себя и мужа. Первые два года не сработало, а на третий год, проверяя результаты лотереи, я увидела заветные слова: меня выбрали для выдачи визы. Дальше началось самое интересное: примерно на полпути между известием о выигрыше и предполагаемой датой собеседования в посольстве я забеременела.

Мы решили, что если не будет форс-мажоров, рожать я буду уже в США, а значит, нужно ускориться с завершением дел в России. Моя жизнь в те дни проходила под девизом «Как поработить мир, не вставая с дивана». Врач прописал мне постельный режим, поэтому я лежала дома и собирала информацию, оформляла документы, покупала билеты и готовилась к переезду.

Сборы получились очень скоростными: между датой собеседования в посольстве и вылетом в США у нас прошло всего две с половиной недели. Первые три месяца в США мы жили у родственников в Балтиморе.

Муж искал работу, я наслаждалась последними неделями беременности и теплыми днями. Первый день мужа на новой работе совпал с днем выписки из госпиталя после рождения ребенка.

Когда малышу исполнилось полтора месяца, мы переехали из Балтимора в Цинциннати — там находится офис компании, в которой работает муж.

Так в сжатые сроки мы поменяли все: страну проживания, работу мужа, состав семьи, образ жизни. С одной стороны, казалось, что все складывалось хорошо и просто.

У нас был некоторый запас денег, нам было где жить первое время, и мы могли спокойно искать для себя подходящие апартаменты и заниматься оформлением местных документов. С другой стороны, стресс все время присутствовал. Первые дни после переезда в Цинциннати я воспринимаю как некое темное пятно.

Выйти на прогулку я была морально готова только через неделю после переезда. Младенец и отсутствие опыта обращения с ребенком усугубляли стресс. Так часто, как в те месяцы, я не плакала никогда.

Но постепенно все стало налаживаться. Мы обставили дом, с подросшим ребенком стало проще, я пошла в колледж учиться английскому языку — и стала оживать. Мы с мужем оба интроверты, поэтому процесс обзаведения новыми знакомыми офлайн идет очень медленно, но знакомые у нас стали появляться.

Сейчас муж работает, я сижу дома с ребенком, учу английский и размышляю на тему работы моей мечты. В России я работала бухгалтером, а последние несколько лет до отъезда у меня был мелкий рукодельный бизнес — я делала мягкие игрушки и разные декоративные штуки, продавала их в интернете и на маркетах.

Сейчас мне интересна сфера art & crafts, была бы рада стать членом команды, которая занимается подготовкой фестивалей, планирую пойти поучиться.

Меня радует, как в США все устроено для людей — как глобально, так и в мелочах. Например, медицинский персонал здесь всегда деликатен.

Здесь удобно быть водителем: есть парковки в основных общественных местах и волонтеры, готовые с этой парковкой помочь.

Легко получить информацию о часах работы, проезде, стоимости для разных контор или мероприятий, и в целом нет ощущения от любых процессов, что ты проходишь квест с непредсказуемым результатом.

А еще меня поражает количество тепла, которое окружающие изливают на нашего ребенка. Каждый раз приятно удивляюсь.

В России люди более закрыты к детям, а здесь ребенку улыбаются, с ним разговаривают, шутят, а он благодаря этому учится взаимодействовать с окружающими. Я ни на секунду не жалею о том, что мы переехали.

Прекрасно осознаю, что это не идеальная страна, но крупных разочарований пока не было, и я не стремлюсь расставаться с розовыми очками — зачем?

Дарина Рольник, 25 лет

программистка, пять лет живет в Маунтин-Вью

Я выиграла грин-карту в 19 лет вместе с мамой. У меня тогда был молодой человек, мы встречались три года и после выигрыша стали решать, что делать дальше. Вариантов было два: либо расстаемся, а дальше он придумывает, как прилететь ко мне в Штаты, либо быстро женимся — и он уезжает со мной. Расставаться не хотелось, выбрали второй вариант.

Но американские власти не очень хорошо относятся к парам, которые женятся сразу после выигрыша грин-карты. Если поймают на фиктивном браке — отправят в пожизненный бан, после этого даже туристическую визу в США, кажется, не выдают.

Поэтому на собеседовании муж и жена должны показать, насколько они знают друг друга, и представить доказательства, что у них все по-настоящему.

За два месяца до похода в консульство мы экстренно съездили в свадебное путешествие, сняли там множество фотографий, а мама сделала нам красивый фотоальбом.

Распечатали у мобильного оператора информацию о звонках друг другу за последние три года и постарались запомнить все мельчайшие подробности повседневной жизни.

На собеседовании нам задали, кажется, все возможные вопросы: кто на какой стороне кровати спит, разговариваю ли я во сне, сколько у него родинок и сколько у нас рыбок в аквариуме. Но все прошло отлично, и мы уехали в Маунтин-Вью.

Этот город выбрала мама.

Когда мы решали, кем будем работать в Америке, она нашла там школу Михаила Портнова — в ней дают базовые знания для того, чтобы человек мог заниматься диагностикой компьютерного оборудования и программного обеспечения, а затем, в перспективе, стать программистом. Я до отъезда училась в университете на переводчика с английского и испанского и с IT-сферой никак не соприкасалась, но это было интересно и к тому же гарантировало трудоустройство.

Первое, что меня поразило в Калифорнии, — это воздух. Его было много! Мы приехали в Кремниевую долину, вышли утром прогуляться — стоял дождь стеной, и в Маунтин-Вью не было ни машин, ни людей. Столько пространства для одного человека. По сравнению с Москвой это было чудо.

Правда, сбережения быстро кончились — самая простая квартира с одной спальней здесь стоит две тысячи долларов в месяц.

После окончания курсов я согласилась на первое же рабочее предложение, а мой муж медлил — не очень-то искал работу, и, как мне казалось, никак меня не поддерживал.

Сейчас я понимаю, что ему наверняка было одиноко — в чужой стране, без друзей, родители остались в Москве. А тогда мы просто развелись. Насколько я знаю, сейчас у него все в порядке — он дождался хорошего предложения и сейчас работает в Amazon.

Я сама за пять лет работаю уже в третьей компании. Бывает сложно — примерно 60 процентов задач первое время непонятны. Но я стараюсь совершенствовать свои знания о профессии в свободное время, а в рабочее — просить совета у коллег. С коллегами, мы, кстати, еще и дружим, тусуемся вместе. Конечно, я скучаю по друзьям из России, но, к счастью, есть скайп и инстаграм.

У меня есть молодой человек — он мексиканец с примесью индейской крови. Оказалось, мексиканцы очень похожи на русских — у них переход от грусти к безумной радости очень быстрый, они тоже любят собраться большой компанией, выпить десять бутылок вина и всю ночь говорить о высоком. Я помолвлена и собираюсь выйти замуж в следующем году.

Наталья Славина, 43 года

журналистка, два года живет в Нью-Йорке

Я совершенно не верила в успех, так как никогда в жизни не выигрывала в лотерею ни рубля, и в Америку больше хотел муж — его бизнес был связан с Америкой, ему очень нравился Нью-Йорк. Но со второй попытки повезло именно мне.

На собеседовании волновались — перед нами отказали многим людям. Было стойкое ощущение экзамена, который мы почему-то сдаем вместе с мужем и дочерью. Самым сложным для меня оказался вопрос, кем я рассчитываю работать в США.

В России я была журналистом в хорошем издании и в документах указала свою квалификацию, поэтому говорить о том, что претендую на работу официантки, не могла. Но где работать по специальности человеку, чей основной инструмент — русский язык? Указала три профессии: журналиста, преподавателя и социального работника.

Все прошло хорошо, в консульстве, когда отдавали грин-карту, сказали, что «Соединенным Штатам нужны честные и свободные журналисты».

Мы не торопились переезжать — процесс занял больше двух лет: сдали квартиру в центре Москвы, выбрали район, где хотим жить в Нью-Йорке, школу для старшей дочери. В одну из моих командировок в Нью-Йорке родилась еще одна дочь. Окончательно уехали в августе 2015 года уже вчетвером.

Искать работу на месте мне не пришлось — в октябре я узнала, что снова жду ребенка. Я осталась внештатным обозревателем в российском издании, но моих заработков хватало только на повседневные траты: бензин, продукты, что-то купить детям.

Если бы не муж, одна бы основные расходы не потянула: здесь ты можешь не есть, не одеваться, никуда не ходить, но тебе все равно придется каждый месяц отдавать по три с половиной — четыре тысячи долларов — столько стоит аренда жилья, электричество, отопление и интернет. 

Мы уезжали из Москвы довольно избалованными людьми: нам уже было за 40, у нас был определенный социальный статус.

Скажем так, мы привыкли жить хорошо: в Москве у меня была квартира, дача, машина, у детей была няня, а квартиру еженедельно убирала домработница.

За два года в Нью-Йорке я не вызывала уборщицу ни разу — просто конвертировала в уме сто долларов, которые ей нужно будет заплатить, в рубли и убиралась сама.

Америка в этом смысле быстро отрезвляет: дает понять, что для того, чтобы оставаться в пределах среднего класса, нужно хорошо и много работать без устали и отпуска.

Мне кажется, мы так и не ассимилировались. Думали, что подождем, пока старшая дочь после школы пойдет в колледж, университет, закрепится. Но оказалось, она очень скучает по молодому человеку, оставшемуся в Москве.

Да и мы поняли, что за определенные деньги мы можем позволить либо очень хороший вуз для нее в России, либо очень средний — в Америке, на Лигу плюща мы не рассчитывали.

В результате все пошло не так, как мы планировали: дочь уехала обратно в Россию и сейчас учится в одном из московских вузов.

Объективно я понимаю, что инфраструктура, экономика, уровень развития медицины, дороги здесь в разы лучше, чем в России.

Здесь чувствуешь себя защищенным: знаешь, что если произойдет ДТП с участием губернатора и обычного человека, суд решит, кто виноват, по справедливости. Ощущение, что все будет по справедливости, — прекрасное. Но есть и мое субъективное ощущение повседневной жизни.

В которой я не знаю английского языка настолько, чтобы понимать шутки или идиомы. Я не понимаю людей, которые говорят быстро в автобусе или аптеке, и мне от этого плохо. Мне не хватает общения — того, что можно прийти в офис и поговорить с коллегами. Пойти на йогу.

Поехать к родителям — я вижу, как они стареют, причем вижу по скайпу, и мне от этого плохо. Не хватает подмосковных вечеров на даче, звона церковных колоколов.

Единственный человек, для которого переезд в Америку оказался абсолютным плюсом, — это наша шестилетняя дочь. Я очень переживала, отдавая ее два года назад в англоговорящий садик: в русском не было мест, а по-английски она тогда совсем не говорила.

Но здесь абсолютно другое отношение к детям: к ним относятся как к равным, видят в них личность и предоставляют право выбора, никто не говорит им «вы должны». Вокруг них создается очень дружелюбная атмосфера, такой мини-слепок американского общества, в котором люди изначально относятся друг к другу благожелательно.

Сейчас дочь бегло говорит на двух языках и, кажется, более свободно мыслит, чем мы.

Я знаю людей, которые готовы потерпеть ради детей, но, кажется, я не из их числа. Моя личная Америка оказалась хуже, чем моя личная Россия. Вот сейчас я в Москве — и у меня ощущение, что я вернулась к маме. Чувствую, что здесь я живу. А там проживаю.

Источник: https://meduza.io/feature/2017/08/04/na-sobesedovanii-nam-zadali-kazhetsya-vse-vozmozhnye-voprosy

«Еды не хватает, людей выселяют из квартир». Как живут московские мигранты на карантине

Подруга осталась без работы в США. Рассказала, как живут россияне на карантине

В Москве живет больше полутора миллионов мигрантов, согласно официальным данным. Почти все эти люди на время карантина остались без работы и денег, им нечем платить за жилье, нет возможности уехать на родину. Если карантин продлят, миллионы могут остаться на улице. «Правмир» выяснил, как живут московские мигранты и кто помогает им не умереть от голода.

На днях посольство Киргизии выдало семье Асель гуманитарную помощь — две коробки самого необходимого: мука, макароны, сахар, чай. Ей самой, мужу, двум детям-погодкам трех и двух лет и трехмесячному малышу такого набора должно хватить на две недели, как жить дальше — непонятно.

Асель 24 года. В Москву она приехала в 2013 году практически сразу после школы — работать и отправлять деньги семье на родину. Встретила земляка, в 2016 году вышла за него замуж и окончательно обосновалась в российской столице. Работала кассиром в «Перекрестке», оттуда и ушла в декрет.

До карантина муж Асель работал в KFC, получал стабильную зарплату. Они, как и все, строили планы, собирались на лето уехать в Киргизию, потому что в Москве детям не хватает витамина D. Но с 25 марта занятость сократилась настолько, что удавалось получать не больше 10% от оклада. Сейчас мужчина совсем не выходит на работу, а денег нет даже на оплату аренды квартиры. 

— Мы хозяина попросили оплатить пока половину. Он согласился, но с условием, что когда все уляжется, мы долг ему вернем. Когда муж остался без работы, мы собирались уехать в Киргизию, но границы уже были закрыты. Сейчас положение очень тяжелое, нет ни денег, ни целей, ни планов, — рассказывает Асель.

«Не хотите платить — уходите»

Аида (имя изменено по просьбе героини. — Прим. ред.) с мужем неофициально работали на кухне в ресторане.

Заведение закрыли, с 20 марта их отправили в простой без содержания и каких-либо гарантий. 

Аида беременна, кроме того, у них еще два ребенка-школьника. Ее муж каждый день ищет работу, но сейчас в связи с пандемией мест почти нет.

Если что-то находится — грузчик в магазин или курьер — отвечают, что заплатят только 15-го числа следующего месяца. А ведь могут и не заплатить.

Поэтому он выходит только на сдельную работу на стройку, но предложения есть в лучшем случае один-два раза в неделю.

Уже два года Аида — админ в группе в вотсапе, где общаются молодые мамы. 38 семей — и у всех сейчас одинаковое положение.

Одна из женщин написала, что нет денег купить даже молоко, поэтому ей пришлось отучить маленького ребенка пить из бутылочки.

Тогда Аида связалась с Гульзиной Маматахуновой из фонда «Развитие миграции» и попросила взять ее волонтером, чтобы развозить гуманитарную помощь таким семьям. 

Ждет помощи от фонда и большая семья таксиста из Киргизии Мирлана — два брата, жена, двое детей. Он продолжает работать, но количество заказов сильно сократилось, заработать получается 300–400 рублей в день против 2–2,5 тысяч рублей в обычное время. 

— На питание хватает, но скоро квартплату надо отдавать. Я попросил хозяйку: «Ну, вы же москвичка, уступите немного». Она сказала: «Если я уступлю, кто мне уступит? Не хотите платить — уходите». В этом месяце точно не хватит денег заплатить. Не знаю, может, выгонит, может, нет, — говорит Мирлан.

«Мы вам продукты отправим, только не надо выходить на улицу»

К концу 2019 года в Москве, по официальным данным, жили 1,6 миллиона мигрантов. Практически все эти люди оказались сейчас в одинаково сложном положении без работы, денег на еду и аренду комнат и квартир. 

В фонд «Развитие миграции» за помощью обратились свыше 10 тысяч человек, рассказывает директор Гульзина Маматахунова. Жертвователи перечисляют в среднем около 200 тысяч в день, Гульзина покупает на эти деньги самые дешевые продукты — муку, макароны, морковь, лук, и вместе с волонтерами развозит по квартирам, в которых нередко живут 20–30 мигрантов. 

Волонтеры фонда развозят продукты. Б/Ф»Развитие Миграции»

— Мы у всех, кому помогаем, спрашиваем, почему не вели бюджет, не думали о будущем, не откладывали, почему вы в таком положении обращаетесь.

Отвечают, что накоплений нет, все в кредитах, у них там в Киргизии долги банку от 500 тысяч до миллиона, их коллекторы дергают. Нет ни одного человека обеспеченного, который бы приехал в Россию работать.

90% даже тысячу рублей в месяц не могут откладывать, живут по минимуму. За квартиру заплатил, домой отправил — все, — говорит Гульзина. 

Уже месяц она поздно возвращается домой, спит по два часа и чуть свет убегает закупать и развозить продукты. Она старается помочь мигрантам всем, чем может.

В трех съемных квартирах фонда живут 90 человек, дома у самой Маматахуновой — еще 10. Мама Гульзины очень беспокоится за ее безопасность.

С одной стороны, жертвователи требуют отчетность, а отчеты писать некому, потому что людей не хватает, с другой стороны, некоторые мигранты не просто просят, но требуют помощи.

— Уже люди настолько агрессивными становятся.

У меня есть 3–4 эсэмэски с угрозами — «Если вы нам не дадите продукты, мы вам башку снесем».

Сейчас мы продукты распределяем в другом месте, потому что все знают, где находится офис, и люди уже к нему приходят, требуют еды. В такие моменты хочется кричать: «Да мы не успеваем вам помочь!» И еще хочется все закрыть и уйти, потому что нервы на пределе. Но потом думаешь, что таких людей единицы и нельзя из-за них тысячи оставить без еды, — говорит Гульзина.

Нуждающимся мигрантам оказывают помощь также посольства Киргизии, Узбекистана и Таджикистана, но этого катастрофически не хватает. Гульзина продолжает:

— Люди готовы выйти на улицу, народ бушует в группах в вотсапе. Я в одну такую группу, про которую мне рассказали, отправила ое сообщение: «Дорогие люди! Мы вам продукты отправим, только не надо собираться у посольства. Завтра из-за вас же к вам не придет российская поддержка». Оттуда 300 человек отписались, но 700 человек до сих пор бушуют.

Мы успокаиваем народ, как можем, но еды не хватает, людей выселяют из квартир. Звонят с утра: «Мы на улице остались». И на сегодняшний день таких человек 100. А если карантин продлят, миллионы останутся на улице. Самый лучший вариант — подключиться России и отправлять их домой. Мы не сможем спасать их всех.

Пока спонсоры поддерживают, а дальше что? Люди очень хотят ехать домой, до слез умоляют нас сделать что-нибудь, чтобы им помогли уехать.

«Если о трудовых мигрантах говорят, то беженцы невидимы»

Варвара Третяк, координатор благотворительных программ комитета «Гражданское содействие», рассказывает, что до карантина большая часть их работы была связана с юридической помощью и консультациями, написанием жалоб, сопровождением в суд, ведением переговоров с работодателями. Сейчас по юридическим вопросам практически не обращаются.

— Раньше было огромное количество выдворений, государственная система работала на эту цель. Сейчас к нам практически не обращаются с жалобами на выдворение.

Это что-то положительное на общем фоне, потому что центры временного содержания, куда помещают мигрантов на время процедуры выдворения, — это закрытые учреждения тюремного формата. Если там окажется человек, зараженный коронавирусом, вирус разлетится, а медицинская помощь вряд ли будет оказана на хорошем уровне.

Мы выступали с обращением, чтобы на время карантина всех людей из этих центров распустили, но люди там остаются, и это может закончиться трагично, — говорит Варвара.

Зато выросло число запросов на гуманитарную помощь. Люди просят помочь продуктами, с их слов, любыми, хотя бы частично оплатить аренду жилья. 

Еще более тяжелое положение у беженцев. Если о трудовых мигрантах еще как-то говорят, то эти люди невидимы для государства и общества. 

— Если у трудовых мигрантов есть официальные статусы, патенты, вид на жительство, то из-за политики государства, которая не дает статус беженца либо временное убежище, эти люди находятся в бесконечно длинной процедуре рассмотрения, у них нет официального статуса и с ними попрощаться работодателю еще легче. Многие рассказывают, что работодатели просто не отвечают на звонки, заблокировали человека, которому обещали заплатить, например, за раздачу листовок, — говорит Варвара.

Сандра и ее дети — подопечные комитета «Гражданское содействие». Комитет Гражданское Содействие /

По словам Третяк, многие люди сами связываются с «Гражданским содействием» и спрашивают, чем можно помочь. Подключаются как частные жертвователи, так и компании.

Сейчас комитет ведет переговоры с несколькими рестораторами, которые готовы ежедневно оплачивать обеды мигрантам. Это, по словам Варвары, очень воодушевляет.

В «Гражданском содействии», в отличие от фонда «Развитие миграции», более оптимистично смотрят и на возможные последствия безработицы среди мигрантов. Варвара объясняет:

— Российское общество дегуманизирует мигрантов. Мы не смотрим на них как на людей, равных себе.

Если я лишусь работы, источников дохода, я думаю про себя, что я способна на преступление? Нет. 

Кроме того, общество в страхе направляет свою агрессию или фрустрацию на тех, кто более уязвим, — продолжает она. — К нам в начале пандемии обращались мигранты, которые по национальности не китайцы, но азиатской внешности.

Их обвиняли в том, что они нам сюда привезли коронавирус.

А что касается преступности, вся статистика открыта, согласно этим данным, 3% всех преступлений совершаются мигрантами и больше вероятность столкнуться с преступником россиянином 39+ лет без источников дохода со средним или начальным уровнем образования.

Россияне тоже лишаются работы, у них есть ипотеки, обязательства, семьи, которые могут голодать.

При этом мигранты, как и мы, в критический момент пользуются такими же методами решения проблемы: обращаются к друзьям, к семьям, к организациям, они берут долги, микрозаймы, кредиты.

Как и у россиян, у мигрантов есть мораль, правила поведения, они тоже религиозные люди, — заключает Варвара Третяк.

28 апреля руководитель фонда «Развитие миграции» Гульзина Маматахунова накормила еще 6 тысяч человек. Среди них Асель, Аида, Мирлан, их дети и супруги. 

Поздно вечером Гульзина вернется к себе домой, там ее ждут мама и 10 человек, которых они приютили. Мама Гульзины нервничает, потому что не может даже нормально сходить в ванну, но терпит, так как помнит времена, когда сама только приехала в Россию из Киргизии с маленькими детьми и ютилась у знакомых.

kg.akipress.org

Источник: https://www.pravmir.ru/edy-ne-hvataet-lyudej-vyselyayut-iz-kvartir-kak-zhivut-moskovskie-migranty-na-karantine/

Русскоязычные жители США рассказали, как живут на карантине

Подруга осталась без работы в США. Рассказала, как живут россияне на карантине

https://ria.ru/20200407/1569671761.html

Русскоязычные жители США рассказали, как живут на карантине

Большинство штатов США из-за коронавируса предписали своим жителям сидеть дома и выходить лишь по необходимым поводам, например, в магазин или аптеку… РИА Новости, 07.04.2020

2020-04-07T09:29

2020-04-07T09:29

распространение нового коронавируса

коронавирус covid-19

калифорния

сан-хосе (город)

сша

мэриленд

в мире

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e4/04/03/1569523314_0:321:3071:2048_1400x0_80_0_0_257632b4b6956035be34138e2982700d.jpg

https://ria.ru/20200406/1569626721.html

https://na.ria.ru/20200407/1569626930.html

https://ria.ru/20200328/1569286472.html

https://ria.ru/20200406/1569654131.html

калифорния

сан-хосе (город)

сша

мэриленд

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e4/04/03/1569523314_0:321:3071:2048_1400x0_80_0_0_257632b4b6956035be34138e2982700d.jpg

https://cdn24.img.ria.ru/images/07e4/04/03/1569523314_340:0:3071:2048_1400x0_80_0_0_383c867cfa979af02a35785e5ca4582f.jpg

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e4/04/03/1569523314_790:0:2838:2048_1400x0_80_0_0_c0d04a208bc44025608e4d213ddbe692.jpg

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

коронавирус covid-19, калифорния, сан-хосе (город), сша, мэриленд, в мире

ВАШИНГТОН, 7 апр – РИА Новости, Алексей Богдановский. Большинство штатов США из-за коронавируса предписали своим жителям сидеть дома и выходить лишь по необходимым поводам, например, в магазин или аптеку. Русскоязычные жители США рассказали РИА Новости, как они работают, проводят досуг и стараются помогать другим в условиях карантина.

“Муж подслушивает на работе”

Все, кто может работать дома, так и поступают, но для некоторых этот опыт внове, особенно если мужу и жене нужно работать рядом. “У меня (виртуальных) встреч больше, муж обычно сидит в наушниках, но иногда и подслушивает мои разговоры, а потом делает иронические замечания. Из комнаты часто выходить нельзя – дома дети, ведь детский сад закрыт.

Увидят – еле вырвешься от соскучившихся парней обратно в работу”, – говорит Юля, жительница Сан-Хосе в Калифорнии, продакт-менеджер в технологической компании. По словам Юли, выручает бабушка, которая прилетела в США погостить и “застряла” из-за прекращения рейсов. “Так что у нас вкусные домашние блюда, ухоженные дети и полноценный рабочий день.

В отличие от многих коллег, которые жалуются, что сходят с ума, пытаясь работать и следить за детьми одновременно”, – говорит Юля.По словам Ирины Власовой, специалиста по рекламе из вашингтонского пригорода Роквилл (штат Мэриленд), ее муж уже четвертую неделю работает дома. “Я подрабатывала из дома и до карантина, так что для меня мало что изменилось в этом плане.

Но! Работы по дому значительно прибавилось – все сидят дома, едят дома, пачкают дома и все время “ходят по помытому”, – объясняет Ирина. По ее словам, американская школа ее 13-летней дочери еще только настраивает онлайн-обучение, но в русской субботней школе уже не первую неделю идут онлайн-занятия по прежнему расписанию.

По словам Бориса Левоненко, владельца автомастерской в том же Роквилле, ему пришлось сократить режим работы мастерской. Хотя его бизнес не закрыли в карантин (он считается “необходимым”), люди из-за распоряжения сидеть дома стали меньше ездить на машинах и, соответственно, чинить их. “На работу раза три в неделю езжу, с проверкой в основном.

Все там в порядке без меня, менеджер работает и два механика вместо шести обычных человек”, – говорит Борис, который прекратил платить себе зарплату, чтобы иметь возможность не увольнять сотрудников.

Мила Халитова, жительница Орландо во Флориде, и до карантина выполняла свою работу медиа-аналитика из дома. “Я очень много путешествовала – как минимум раз в месяц.

Мне пришлось несколько поездок отменить, что было большим разочарованием”, – говорит Мила. “То, чем я привыкла заниматься – ходить на танцы, путешествовать, все это сейчас недоступно.

Так что домашние тренировки, занимаю свои руки шитьем и хожу в парк – я живу рядом с парком, это единственное, что доступно”, – поясняет Мила.

Встречи онлайн и “Карантин-сафари”

В США многие живут в собственных домах, и наличие собственного небольшого участка спасает жителей предместий, которых ограничили в поездках, но пока не запретили гулять. По словам Ирины Власовой из Мэриленда, она уже месяц почти никуда не ездит, только по необходимым поводам.

“Только в магазин, в банк, два раза пришлось съездить в автосервис и два раза к врачу – еще в начале марта, когда случаев в штате было немного”, – говорит Ирина. Ей все труднее находить безлюдные маршруты для прогулок вблизи от дома — на улицу с наступлением весны рвутся все. “Соблюдать дистанцию стало не так просто. Теперь бесцельно не побродишь.

Рады, что успели переехать в отдельный дом из квартиры. Можно хотя бы выходить на свой участок”, – говорит Ирина.

“Мы живем за городом, на земле. У нас и народу тут мало. Есть, где погулять, даже не выходя за свою территорию”, – говорит, в свою очередь, Наталья Войцехович-Мэйджорс, которая живет на границе Колорадо и Вайоминга, в 45 минутах езды от ближайшего города.

От мыслей о карантине никуда не уйти. “В пятницу вечером, уложив детей, устроили виртуальный девичник в Zoom.

Половину времени обсуждали, понятное дело, коронавирус и все с ним связанное, уйти от этих разговоров невозможно. У многих уже кого-то из семьи или друзей уволили, у тех, у кого свой бизнес, простои и убытки.

Перед сном и поутру первым делом проверяю графики прироста в США и Италии”, – говорит Юля из Сан-Хосе.

По словам Ирины, она созванивается почти каждый день с друзьями в России и в соседнем Вашингтоне. “Делимся впечатлениями и пару раз пили вино в “скайп-баре”.

Еще придумали “карантин-сафари” – это когда берешь с собой перекус, выезжаешь семьей на машине в пределах штата и ездишь живописными и не очень маршрутами, глазеешь по сторонам. С ужесточением карантина, похоже, и этого делать не будем.

На дорожных информационных табло вдоль хайвеев сплошь просьбы: “Please stay home” (пожалуйста, оставайтесь дома — ред.), – говорит Ирина.

Дети автомеханика Бориса, 12-летний Витя и 8-летняя Вера, решили развлекать себя сами.

С помощью родителей они сочинили “карантинные” стихи и сами исполнили их на мотив песни “Крылатые качели” – началось все с пришедшей в голову строчки “В юном месяце апреле в карантине мы сидели”.

Потом Витя записал с сестрой клип, это заняло два дня. “Мы б дома не сидели, пошли бы мы к друзьям, но даже на качелях кататься нам нельзя”, – поют Витя и Вера на видео в .

Самодельные маски и взаимопомощь

Многие американцы, в особенности женщины, стали организовываться и делать самодельные защитные маски в условиях недостатка медицинских.

“На данный момент используют одноразовые маски, но их (использование) уже сокращают. Раньше выдавали две маски на смену, их нужно менять каждые три-четыре часа. Сейчас выдают уже по одной. А шитые маски — на тот крайний случай, когда не будет ничего. Их, по крайней мере, можно будет постирать и продезинфицировать. Они из натуральной хлопковой ткани”, – говорит Наталья из Колорадо.

“Когда я их шила, я вспомнила наше советское время, начальную военную подготовку. В начальной школе я была медсестрой в классе. Я помню, мы шили марлевые повязки с завязочками, я сшила себе треугольную белую косыночку с красным крестом и сумочку через плечо — там у меня были йод, бинтики. У меня ностальгия: никогда не думала, что опять буду шить маски”, – говорит Наталья.

По словам Юли из Сан-Хосе, она сперва попробовала шить маски для лица, но учиться шить с нуля было довольно сложно, и она стала мастерить защитные шлемы. “Ограничилась многоразовыми масками для своей семьи для быстрых пробежек в магазин – машинку одолжила подруга, – и заказала материалы для шлемов: прозрачный винил, пена (толстый коврик для йоги) и эластичный шнур”, – говорит Юля.

Мила Халитова из Орландо говорит, что взяла в магазине материалы для добровольцев, желающих шить самодельные, домашнего изготовления маски. “Многие русские девочки умеют, любят что-то делать руками…

Я скоординировала всех остальных, и мы вот шьем, кто сколько может, отвозим эти маски. Свой вклад вносим в борьбу с врагом”, – говорит Мила.

По ее словам, сначала она сшила 15 масок за два вечера, но потом дело пошло лучше, и за два часа она шьет уже 10 штук.

По словам Ирины из Роквилла, на фоне всеобщей тревоги ее очень радует взаимоподдержка простых людей вокруг – соседей, коллег, прохожих, продавцов в магазине. “В многоквартирных домах стали появляться объявления о готовности сходить за продуктами и лекарствами для тех, кто в группе риска.

Слышала, что идет набор волонтеров, которые могут выгуливать и кормить домашних питомцев врачей, работающих почти круглосуточно. Несколько подруг, умеющих шить, объединились в сообщество и делают защитные маски для госпиталей.

Пациенты педиатрической клиники, где наблюдаются мои дети, решили скинуться и организовать ланчи для врачей и медсестер, потому что сейчас у них нет возможности выйти на обед – в перерыв они продолжают работать”, – рассказывает Ирина.

Юля говорит, что у нее оказались дома приличные запасы дефицитных товаров, включая туалетную бумагу и шесть бутылок изопропилового спирта для дезинфекции. “Так что теперь, когда у друзей заканчивается, выдаю по бутылке.

Деньги мне брать неловко, а подругам неловко брать просто так, поэтому выходит натуральный обмен: звонок в дверь – на пороге упаковка дефицитной заморской облепихи или бутылка брюта, подруга предусмотрительно метрах в шести”, – рассказывает Юля.

По словам Ирины, сосед в доме через дорогу повесил на своем участке флаг с надписью: “Не оставляйте свой корабль”. “Взаимовыручка здорово приглушает панические настроения, подбадривает и дает надежду”, – говорит Ирина.

Последние данные о ситуации с COVID-19 в России и мире представлены на портале стопкоронавирус.рф.

Источник: https://ria.ru/20200407/1569671761.html

Бизнес
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: